Новости волейбола
Сайт города Нижневартовска нижневартовск.рф в России.

В «Нове» пасует австралиец. Он не боится морозов, наслаждается Волгой и попробовал самарское пиво

 

Интервью с Арашем Досанджем.

В нынешнем сезоне в составе «Новы» выступает Аршдип Сингх Досандж, более известный как Араш Досандж – связующий сборной Австралии с индийскими корнями. В Самаре и Новокуйбышевске рассчитывают, что высокий связующий (204 см) поможет команде перейти из разряда аутсайдеров в середняки. За спиной у легионера колоссальный опыт – до приезда в Россию он поиграл во всех ведущих европейских лигах.

В интервью «БО Спорт» 27-летний волейболист рассказал, почему решился на переход в «Нову», что считает символом Австралии и кто возглавляет его рейтинг лучших связующих мира.

Араш Досандж / фото: nova-volley.ru

«Золотой храм» в Индии – настоящее чудо света»

– Ваши родители из Индии. Как они оказались в Австралии?

– Они переехали в Австралию после свадьбы. Там были родственники со стороны мамы, и они рассказали о преимуществах страны, о том, какое будущее их ждёт там. Можно сказать, родители перебрались туда за лучшей жизнью для себя и своих детей – меня и моего брата. Я родился уже в Австралии.

– Волейбол не самая популярная игра, что в Австралии, что в Индии. Почему вы увлеклись им в детстве?

– Да, он совсем не популярен в Австралии, но у меня перед глазами был пример отца, который ещё в Индии выступал на уровне чемпионата штата, а затем продолжал играть после переезда. Я часто был с ним, смотрел за тем, как он играет, и это вдохновило меня заняться тем же спортом.

– Есть стереотип, что родители мигрантов из Индии хотят, чтобы их дети стали или врачами, или программистами. Вам не намекали, что лучше оставить спорт ради более стабильного заработка?

– Мои родители никогда не ограничивали меня в увлечениях. Отец сам занимался спортом, и он понимал меня. Мама хотела, чтобы я вырос счастливым, так что никакого давления с их стороны не было.

Это мой десятый сезон на профессиональном уровне. Я поиграл в разных лигах, а если учитывать турниры в составе сборной Австралии, кажется, мне удалось побывать уже более чем в тридцати странах. Мои родители только рады. Они считают, что такая возможность путешествовать, знакомиться с новыми культурами и людьми выпадает не каждому человеку, и если мне удаётся это, жаловаться не стоит. Да, это не так просто быть вдали от дома на протяжении десяти месяцев, и они скучают, но я делаю то, что люблю. Я счастлив и это делает их счастливыми.

– В Индии бывали?

– Бывал, когда был моложе. Моя семья из Пенджаба, я заезжал туда. Мне понравились храмы, особенно Хармандир-Сахиб, его ещё называют «Золотой храм». Это одно из самых красивых сооружений, что я видел. Настоящее чудо света. Наряду с Тадж-Махалом.

Хармандир-Сахиб / фото: © Gilles Barbier, globallookpress.com

«В Финляндии узнал, что такое -30 и сугробы снега»

– Одной из первых стран, в которых вы играли, была Финляндия. Как вы там оказались?

– Сначала я играл за команду Австралийского института спорта, где были собраны лучшие молодые волейболисты страны. Мы тренировались каждый день, так что всё было серьезно. Но в Австралии нет своей лиги и чтобы продолжить карьеру и развиваться, нужно было переезжать в Европу.

Проблема в том, что если ты молодой австралийский волейболист, о тебе практически никто не знает в других частях света, поэтому выбирать особенно не приходится. Это нормально для нас начинать карьеру в не очень известных командах и не топовых лигах Европы. Тренеры помогли мне и либеро Люку Перри найти команду в Финляндии, и мы отправились туда. Да, это совсем другая страна, но мне нужно было сделать первый шаг в сторону профессионального волейбола.

– Мохаммед аль-Хачдади из «Белогорья» говорил, что он с женой умирал со скуки в Финляндии. Как адаптировались вы?

– Я, кстати, играл против Мохаммеда в Финляндии. Да, страна очень сильно отличается от Австралии, совершенно разные культуры и климат. В Австралии почти всегда тепло, а в Финляндии я впервые узнал, что такое мороз минус 30 и увидел сугробы снега. Так что я подготовлен, российские морозы меня не пугают. А тогда нужно было привыкать к новым реалиям, новому опыту, но в целом всё было нормально. Я человек, который считает, что в любой ситуации можно найти полезное.

А после нескольких сезонов в Финляндии меня позвали в Швейцарию. С «Женевой» работал тренер сборной Испании Карлос Каррено Сехудо, а он был знаком с тренером сборной Австралии. Мне сказали, что в новой лиге я буду прогрессировать и научусь многим новым вещам. Я подумал, почему бы и нет, и отправился туда.

– Женева считается самым дорогим городом Европы. Контракта волейболиста хватало, чтобы чувствовать себя комфортно?

– Да, там супердорого. В Швейцарии не платят огромных денег волейболистам, но клуб обеспечивал нас обедами и ужинами в ресторане, что очень помогало экономить деньги. В целом, траты там немаленькие, но выжить можно. А вообще там очень красиво. Мне запомнились походы в горы, велосипедные туры в Альпы.

– Тяжело было перестроиться в польской лиге, которая все-таки выше по уровню тех, где вы играли прежде?

– Переход в «Заверце» стал большим событием в моей карьере. Я набрался опыта в Финляндии и Швейцарии, но польская лига это совсем другой уровень. «Заверце» тренировал Марк Лебедев, он знал меня и видел, как я развиваюсь. Мне предложили контракт на два года, и я не мог отказаться. У меня уже был опыт выступлений за сборную, я играл против многих классных волейболистов, и переход на такой уровень совсем не пугал. Наоборот, он мотивировал.

Польская лига одна из лучших в мире. В этой стране волейбол в числе самых популярных видов спорта в стране. Там тысячи болельщиков на играх, в команде по десять разных тренеров, есть статистики, медицинский штаб. Всё намного профессиональнее, чем в моих прежних командах. Я многому научился там и, в общем-то, понял, что такое волейбол высокого уровня.

– Почему не остались там подольше, а перешли в катарский клуб?

– Это всё пандемия коронавируса. Я не знал, останусь в Польше или нет, так как никто не понимал, насколько затянется локдаун. В Катаре ситуация с вирусом была попроще, и я поехал туда. Там мне опять пришлось перестраиваться, так как и волейбол в командах был другим, и сама страна отличалась от Европы. От легионеров ждали многого, всё давление было на них, так как они должны были давать результат. Это был полезный опыт. Но жизнь в Катаре мне нравилась. Красивая страна, плюс там было очень спокойно в сравнении с Европой, где было много ковидных ограничений. И опять же – там тепло.

«О России были только положительные отзывы»

– Кажется, в Катаре вы пересеклись с российским диагональным Константином Бакуном. Помните его?

– Бакуна я почти не застал. Он приехал позже меня, и мы потренировались вместе всего пару раз, а потом я отправился во Францию. Приближался сезон сборных, мне хотелось быть ближе к европейскому стилю волейбола и быть в лиге уровнем повыше. Но в «Нанси» я провёл всего один месяц, пока не закончился плей-офф.

– Переход в клуб итальянской лиги «Таранто» был мечтой?

– Думаю, каждый игрок мечтает попробовать себя в Италии. Когда предложение поступило, я особенно не задумывался. Для меня серия А всегда была одной из трёх лучших лиг в мире. Россия, Польша и Италия – у чемпионатов этих стран есть свои плюсы и преимущества.

Фото: nova-volley.ru

– Какой чемпионат лучше?

– Затрудняюсь сказать. О Польше я уже говорил. В Италии прекрасный чемпионат с большим количеством звёзд. Это отличная страна для жизни, итальянская культура, приветливые люди, вкусная еда… Я наслаждался жизнью там.

– До «Новы» вы успели еще сыграть в Германии и ещё раз заскочить в Польшу...

– В «Берлине» связующий получил травму, и меня пригласили подменить его на пару месяцев. Я поехал туда, а потом вернулся в Польшу завершить сезон. В апреле-мае этого года я получил приглашение от «Новы». В плане волейбола я был очень рад этой возможности, так как российская суперлига оставалась единственной топ-лигой, в которой я ещё не играл. Я обсудил этот вариант с агентом и семьей, и мы решили, что отказываться от такой возможности не стоит.

– «Нова» не самый известный клуб суперлиги. Другие варианты в России у вас были?

– Прежде предложений у меня не было. Интерес был только от «Новы». Я знал, что команда не слишком удачно выступила в прошлом сезоне, но мне сказали, что в планах усиление состава, и борьба за место в плей-офф. Мне это понравилось, поэтому я здесь и хочу помочь выполнить задачу.

– Какую информацию искали о Самаре, прежде чем подписать контракт?

– Я прочитал, что Самара находится рядом с красивой рекой, что сам город очень приятный и имеет интересную историю. Мне здесь нравится. Я поговорил с несколькими игроками, которые прежде выступали в России, и получил только положительные отзывы. Мне сказали, что здесь спокойно.

– С Игорем Юдиным не общались?

– С ним я не знаком лично, но, конечно, знаю его. Когда он играл за первую сборную Австралии, я был в юниорской команде. Он отличный волейболист.

«Попробовал самарское пиво – мне понравилось»

– Немногие иностранцы сейчас соглашаются ехать в Россию. Вас это не смущало?

– Я могу понять, почему игроки переживают из-за сложившейся ситуации. Но меня убедили, что всё это не влияет на волейбол, а именно это моя главная цель в России. Я делаю всё, что могу для своей команды, и меня волнует только это.

– Что нравится в России больше всего?

– Я пока мало что видел, но мне очень нравится Волга. Мне нравится сама лига – здесь очень высокий уровень волейбола и играть очень интересно. И мне нравятся люди. Они очень приветливые. Еда тоже нравится. Борщ хорош. Я уже пробовал.

Пока в Самаре ещё не так холодно, как может быть, так что я могу прогуляться по городу в свободное время, зайти на обед в какой-нибудь ресторан. Когда будет холоднее, я определенно буду проводить больше времени дома.

– Самара славится своими пивными. Их уже оценили?

– Местное пиво я попробовал. Мне понравилось.

– Языковой барьер для вас не проблема? Сколько языков вы знаете?

– Я говорю на панджаби и английском. Когда играл в Италии и Польше, то немного подтянул их языки в волейбольных терминах. В команде проблем с общением нет. Очевидно, что английский хорошо знает Олег Антонов, но есть и другие игроки, которые могут общаться со мной. А тех, с кем мы не можем говорить в раздевалке, я хорошо понимаю на площадке.

В обычной жизни мне нужно каждый день пользоваться приложением Google Translate, так как не так много людей говорят по-английски в магазинах или ресторанах. Но мне не привыкать к этому, уж поверьте.

– В какой стране из тех, где вы играли, вам было комфортнее всего?

– Каждая страна даёт мне что-то своё интересное. Я наслаждался своим временем в Польше, Берлине, Италии, мне хорошо и в России. В каждом месте я получал что-то особенное и каждый опыт давал мне что-то классное.

– Что вы обязательно возите с собой в другие страны? Может быть, флаг Австралии или какой-то семейный амулет?

– Ничего особенного. Фото своей семьи, фото девушки.

Араш и Ханна Ортман / фото предоставлено собеседником

– Вы встречаетесь с немецкой волейболисткой Ханной Ортман. Познакомились с ней в Берлине?

– Нет, мы познакомились через друзей, когда я играл в Польше.

– Кто заговорил первым – вы или она?

– Кажется, я.

«Кристенсон и де Чекко – лучшие связующие в мире»

– Когда «Нова» начнет побеждать? Болельщики переживают.

– Да, понимаю. Пока мы играли против топ-команд – «Динамо», «Локомотив» и «Зенит» из Санкт-Петербурга. У нас не самое простое начало чемпионата. Мы стараемся, тренируемся, делаем всё, чтобы прервать серию и уверены, что у нас получится. Никто из нас не опускает руки.

– С учётом Кубка России вы уже сыграли за «Нову» десяток матчей. Как вам уровень волейбола?

– Волейбол здесь другой, это правда. На первый план выходит «физика». В Италии и Польше несколько по-другому. Не хорошо, не плохо, а именно по-другому. Мне нужно привыкнуть к этому. Уже понимаю, что мне, как высокому связующему, наверное, проще здесь, так как мне легче ставить блок. Это хороший плюс к моим основным навыкам.

– Вы очень высокорослый связующий. Плюс вы назвали – блок. А есть ли минусы? Может быть, сложнее делать те или иные передачи?

– Есть определенные нюансы. Если ты двухметровый связующий, то и приём для тебя должен быть выше. Невысокая связка более подвижна на площадке, зато ему неудобно, когда мяч после приёма слишком высоко на сетке. Плюсы и минусы есть у каждого.

Фото: nova-volley.ru

– Тренеры «Новы» как-то ограничивают вас в количестве атак?

– Никаких ограничений нет. Если я атакую, это не проблема, но если я атакую, но результата нет, нужно делать выводы. Я делаю всё, что может помочь команде, и нужно ставить на первое место именно это, а не то, что нравится мне.

Когда я был моложе, лет в 15– 16, я вообще иногда играл доигровщиком и мне очень нравилось атаковать. А уже в 17 лет тренеры увидели во мне потенциал хорошего связующего и предложили уделить всё своё внимание именно этой позиции. Мне сказали, что так будет проще и быстрее попасть в сборную страны, а это было моей целью всю жизнь и нравилось намного больше, чем атаковать. Сейчас я рад, что стал связующим.

– Больше 10 очков за игру набирали?

– По-моему, когда я играл в Финляндии или Швейцарии, у меня было 14 очков. На более высоком уровне набирать очки гораздо сложнее.

– Некоторые считают, что лучший связующий мира сейчас играет в России – Майка Кристенсон из казанского «Зенита».

– Соглашусь, что Майка лучший сейчас. Он невероятно талантлив и добивается больших успехов со своими командами. У Майки мне нравится креативность и смелость в игровых ситуациях. Он не боится играть первым темпом, когда другие связующие не станут этого делать. Майка один из лучших в передачах под пайп. Блокирующим невероятно сложно прочитать его намерения, и это очень важно для того, кто ведёт игру.

Если говорить о лучших, то нельзя не отметить Лучано де Чекко – ещё одного великолепного связующего. Вместе с Майкой они №1 и №2 в моем списке. Бруно становится старше, но я бы назвал его третьим. Он отлично защищается, классно подаёт, ведет команду вперед своим примером и выиграл всё, что можно.

«Змеи и пауки в австралийских домах – это стереотипы»

– Для большинства россиян символами Австралии являются кенгуру и крокодилы. А что для вас символ страны?

– Я повидал много стран и могу сказать, что Австралия, пожалуй, самое красивое место для жизни. Океан, пляжи, климат, много возможностей для людей… Так что именно красивые пляжи – это символ Австралии. У меня мурашки от счастья, когда я думаю об этой стране. Я родился в Сиднее и считаю, что это невероятный город.

Фото предоставлено собеседником

– В Австралии много пауков и змей. У вас были встречи с ними, которые не забыть?

– Страшные змеи и пауки в домах – это стереотипы. Может, если ты живёшь близко к лесу, то кто-то может заползти тебе в дом. Но в целом это не проблема. Со мной ничего страшного не случалось.

– Вы сёрфите?

– Я не слишком хороший пловец, поэтому не занимаюсь сёрфингом. Но смотреть за сёрфингистами мне нравится. Но вообще в Австралии я провожу всего около двух-трёх недель в году. Восемь-девять месяцев я играю в волейбол за свою команду, а остальное время занимает национальная команда.

– Мы до сих пор помним, как вы обыграли сборную России на Кубке-2019. А вы?

– Победу над сборной России я, конечно, помню. Это было в Японии. Всегда приятно победить одну из лучших команд в мире. Мы были очень счастливы после этой игры. Сборная Австралии не входит в топ-10 лучших в мире, но мы всегда бьёмся и верим в наилучший результат.

– Есть фотография, где партнёры по сборной носят вас на руках. Что это было?

– Это был чемпионат мира. Последняя игра против Словении. Мы добились лучшего результата в истории и радовались победе. Я был самым молодым в команде, эмоции захватили нас и нам хотелось поделиться радостью с болельщиками.

Фото: fivb.com

– Игроки сборной по волейболу – медийные личности в Австралии?

– Волейболисты вообще малоизвестны в Австралии. Даже если ты играешь в сборной, люди, которые не следят за волейболом, не узнают тебя на улице. Так что для обычного человека мы такие же обычные люди.

– Кто сейчас самый популярный спортсмен в Австралии?

– Думаю, что Патти Миллз – баскетболист клуба «Атланта Хокс». Или он, или кто-то другой из австралийских баскетболистов НБА.

– А кто лучший волейболист?

– Люк Перри, либеро сборной Австралии. В прошлом году он стал лучшим в Польше в своем амплуа, доказав свое мастерство в одной из топовых лиг мира. Думаю, его можно считать волейболистом №1 в стране.

ДОСЬЕ «БО Спорт»
Араш ДОСАНДЖ
Амплуа: связующий
Дата рождения: 30 июля 1996 года
Место рождения: Сидней (Австралия)
Карьера: «Австралийский институт спорта» (Канберра) – 2011–2014; «Рованиеми» (Финляндия) – 2014–2017; «Женева» (Швейцария) – 2017/18; «Заверце» (Польша) – 2018–2020; ВК «Катар» – 2020/21; «Нанси» (Франция) – 2020/21; «Таранто» (Италия) – 2021/22; «Берлин» (Германия) – 2022/23; «Бельско-Бяла» (Польша) – 2022/23.
Достижения: серебряный призёр чемпионата Азии (2019), чемпион Австралии (2013).

Максим Столяров
 


СУПЕРЛИГА

Предварительный этап
14.10.2023 – 17.03.2024

Команда И В П O
Зенит-Казань 25 22 3 63
Локомотив 25 20 5 58
Белогорье 25 18 7 53
Динамо 25 17 8 54
Кузбасс 25 15 10 47
Енисей 25 15 10 45
Зенит 25 13 12 41
Динамо-ЛО 25 13 12 38
Факел 25 13 12 35
Шахтер 25 12 13 36
Газпром-Югра 25 10 15 30
Нова 25 9 16 25
Урал 25 8 17 23
Нефтяник 26 7 19 26
Югра-Самотлор 26 5 21 15
АСК 25 4 21 13

КУБОК РОССИИ

Предварительный этап
8-10.09. Кемерово
22-24.09. Сургут
Группа В

Команда И В П O
Кузбасс 6 5 1 15
Шахтер 6 3 3 9
Газпром-Югра 6 3 3 9
Югра-Самотлор 6 1 5 3

МОЛОДЕЖНАЯ ЛИГА

Предварительный этап

ИТОГОВАЯ ТАБЛИЦА
2.10.2023 – 3.02.2024

Команда И В П O
ЮКИОР 30 24 6 72
Факел-2 30 23 7 68
Кузбасс-2 30 23 7 68
Локомотив-СШОР 30 21 9 63
Динамо-Олимп 30 21 9 59
Динамо-ЛО-2 30 19 11 60
Зенит-УОР 30 19 11 55
Нова-2 30 16 14 48
Енисей-2 30 15 15 43
Беркуты Урала 30 14 16 42
АСК-2 30 12 18 36
СШОР Самотлор 30 9 21 29
Белогорье-2 30 9 21 28
Зенит-2 30 6 24 19
Шахтер-2 30 5 25 17
Нефтяник-УОР 30 4 26 13

Счётчики

Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика